Наступление по всей линии фондов

Включить в реестр иностранных агентов научно-просветительский фонд «Династия», созданный в 2001 году основателем «Вымпелкома» Дмитрием Зиминым, Минюст решил по итогам плановой, как сказано в официальном сообщении ведомства, проверки. Вчера же в реестр попал научный фонд теоретических и прикладных исследований «Либеральная миссия», основанный научным руководителем Высшей школы экономики Евгением Ясиным. Сам господин Ясин заявил «Ъ», что «фонд никогда никаких иностранных денег не получал». «То, что нам приписывают, - это спонсорская помощь от Дмитрия Зимина. Решение Минюста остается на совести тех людей, которые его вынесли. Видимо, по-другому они работать не умеют», - сказал господин Ясин. По его словам, руководство «Либеральной миссии» «будет бороться за свое имя и доказывать, что мы патриоты и не являемся ничьими агентами». Теперь в реестре 61 НКО.

В Минюсте «Ъ» не смогли ответить на вопрос, из каких иностранных источников финансировалась деятельность фонда «Династия», сколько средств было получено из-за рубежа и на какие проекты.

Впервые информация о возможном включении «Династии» в реестр появилась в начале мая. Вчера утром журналист Александр Невзоров со ссылкой на свои источники сообщил «Эху Москвы», что фонд может прекратить свою работу. В самом фонде это не подтвердили, но и не опровергли. Менеджер проектов фонда «Династия» Галина Кобтева заявила «Ъ», что говорить о возможном закрытии фонда может только Дмитрий Зимин, который сейчас находится за границей. «8 июня состоится закрытое заседание совета фонда, - сказала госпожа Кобтева.- На нем примут решение, как дальше работать».

В научном сообществе решение Минюста критикуют. «Работа фонда фантастически важна для самых разных областей российской науки и образования, - заявил 'Ъ' астрофизик, ведущий научный сотрудник ГАИШ имени Штернберга Сергей Попов.- Проекты фонда охватывают широкий спектр научных направлений, они помогают исследователям, издают научно-популярные книги. В свое время я остался работать в России именно потому, что получил поддержку 'Династии'». По словам господина Попова, статус иностранного агента серьезно осложнит работу фонда с бюджетными организациями. «Династия» поддерживает большое количество «физических институтов, часть которых напрямую связана с оборонкой и космосом»: «Если на счета бюджетной организации будут поступать деньги от иностранного агента, как на это посмотрят проверяющие?».

«Это ошибка, и очень серьезная, - заявил 'Ъ' член президиума РАН, один из самых высокоцитируемых российских ученых, физик Валерий Рубаков.- Все прекрасно знают, что фонд существует на личные деньги Дмитрия Борисовича. А его называют агентом - у нас ведь это слово имеет вполне понятный оттенок». Господин Рубаков считает, что признание «Династии» иностранным агентом может привести «к печальным последствиям для научной молодежи, которой фонд очень серьезно помогает»: «Власти, вместо того чтобы поддерживать такого рода деятельность, наоборот, только мешают».

Председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений Ярослав Нилов полагает, что Минюст, принимая решение о включении «Династии» и «Либеральной миссии» в реестр иностранных агентов, «хорошо подумал и взвесил все риски». «Любое включение НКО в реестр - это инфоповод. Скорее всего, если НКО включили в реестр, значит, признаки политической деятельности в ее деятельности действительно есть», - сказал «Ъ» господин Нилов. При этом он признает, что само понятие «политическая деятельность» в закон об НКО «расплывчато».

Пока Минюст управлялся с нормами уже давно действующего закона, депутаты Госдумы примерялись к новым. Виталий Золочевский (ЛДПР) попросил Генпрокуратуру проверить, подпадает ли работа «Трансперенси интернешнл - Россия», Московского центра Карнеги, «Международного мемориала» и Human Right Watch под понятие нежелательной в РФ.

Поправки в «антимагнитский закон» (известен как «закон Димы Яковлева»), которые позволяют пресекать деятельность в России международных и иностранных неправительственных организаций, признанных нежелательными, Владимир Путин подписал 23 мая. «Я хочу, чтобы в нашей стране работали организации, действующие в интересах страны, а не угрожающие ее безопасности, обороноспособности и конституционному строю», - заявил «Ъ» господин Золочевский.

В организациях уже заявили, что нормы закона определены «нечетко» и допускают «расширенное и произвольное толкование». «Четких правовых критериев статуса нежелательности на территории РФ» нет, говорится в обнародованном вчера заключении уполномоченного по правам человека РФ Эллы Памфиловой. Нет в законе и «возможности обжалования решения о статусе нежелательности в судебном порядке», указала она.

Впрочем, депутаты не только пользуются уже принятыми нормами, но и думают о новых. Александр Сидякин («Единая Россия») попросил генпрокурора Юрия Чайку провести внеочередную проверку и выяснить, насколько соотносится с законодательством, в том числе «Об общественных объединениях», работа «общественного движения 'Открытая Россия'». От его лица, следует из запроса, «ведется активная деятельность по организации и проведению политических акций» в целях изменения госполитики, «а также формированию общественного мнения в этих целях». При этом «Открытая Россия» не зарегистрирована как общественное движение и не имеет его формальных признаков, в том числе устава и постоянно действующего органа управления, а значит, фактически не ограничена законом, в том числе по части финансирования, считает господин Сидякин. После ответа Генпрокуратуры, не исключает депутат, можно поставить вопрос о дополнительном законодательном регулировании таких объединений граждан.

Запрос генпрокурору господин Сидякин направил после того, как повода для внесения «Открытой России» в реестр НКО-иностранных агентов не нашел Минюст. В письме от 21 мая замминистра юстиции Сергей Герасимов уведомил депутата об официальной регистрации только двух юрлиц с названием «Открытая Россия»: в форме общества с ограниченной ответственностью и в форме межрегиональной общественной организации (МОО). Последняя была создана еще в конце 2001 года с участием акционеров НК ЮКОС. Минюст установил, что «отдельные положения» устава МОО позволяют ему «участвовать в политической деятельности», но сведениями об участии организации в ней на территории РФ ведомство «не располагает». Кроме того, по данным Росфинмониторинга, с 2012 года организация иностранного финансирования не получала. «Она не продолжает деятельность, но она не ликвидирована, сдаются отчеты с соблюдением законодательства», - пояснила «Ъ» соучредитель МОО «Открытая Россия» Ирина Ясина.

Ярослав Нилов подчеркивает, что неформальных объединений много, заставлять их регистрироваться или применять санкции к ним нельзя: «На основании чего?» Действующая сейчас «Открытая Россия» - это «сетевое общественное движение», такого формата нет в российском законодательстве, как и требований к нему, пояснила «Ъ» представитель «Открытой России» Кюлле Писпанен.

Вячеслав Козлов, Александр Черных, Максим Иванов










>> Россельхознадзор составит новый реестр поставщиков продукции из ЕС >> Глава МИД Британии: нет явных признаков угрозы вторжения РФ на Украину >> Дубровский - Миронову: На выборах нельзя допустить нервозности и завесы невыполнимых обещаний